«Дикий зверь в облике человека»

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой России. В предыдущей статье мы рассказывали об Анатолии Нагиеве, известном как Бешеный. Сегодня наш рассказ — о Николае Джумагалиеве по прозвищу Железный клык. Маньяк совершал свои преступления в Казахстане. Он убивал девушек, пил их кровь, ел плоть и даже делал запасы. Его ловили и пытались лечить, но, оказавшись на свободе, Джумагалиев снова начинал убивать. Сегодня Железный клык находится в закрытой психбольнице поселка Актас (Казахстан), однако некоторые врачи считают, что маньяка пора отпустить на волю…

Потомок Чингисхана

Николай Джумагалиев родился 15 ноября (по другим данным 1 января) 1952 года в поселке Узун-Агач Казахской ССР; его мать была уроженкой Беларуси, отец — казахом. Вместе с мальчиком росли три его сестры, при этом большим достатком семья Джумагалиевых похвастаться не могла. Зато, согласно легенде, глава семейства был потомком самого Чингисхана — и этим фактом маленький Николай очень гордился.

Он рос обычным ребенком: звезд с неба не хватал, а в школе перебивался с тройки на четверку. Особой агрессией Джумагалиев не отличался, но к девушкам относился с презрением, считая их людьми второго сорта. А те буквально вились вокруг Николая, очарованные его необычной внешностью. Первый сексуальный опыт Джумагалиев получил в 18 лет и быстро потерял счет своим любовницам. Правда, вместе с беспорядочными половыми связями пришли и проблемы: молодой человек подхватил сифилис и трихомоноз, из-за чего стал испытывать отвращение к половым актам.

Окончив в 1970 году железнодорожное училище в Алма-Ате, Джумагалиев успел поработать по распределению в городе Гурьеве, а затем отправился в армию. Его служба проходила в части войск химзащиты в Самарканде. После дембеля Джумагалиев вернулся на родину, три месяца трудился электриком, а потом всерьез задумался о смене профессии — решил стать шофером и поступить в Казанский университет на геологоразведочный факультет. Но планам не суждено было сбыться: вступительные экзамены Джумагалиев провалил, а обучиться вождению не смог.

Тогда Николай задумал путешествовать и отправился на Север. В итоге он проехал через всю страну — от Мурманска до Магадана, все время меняя занятия: Джумагалиев успел побывать в экспедиции, был моряком и электриком. Именно в это время он неожиданно для себя повстречал девушку, к которой проникся серьезными чувствами. Но та взаимностью не ответила, что стало для избалованного женским вниманием Николая настоящим ударом. Женский род он ненавидел все сильнее.

Кочевая жизнь Джумагалиева закончилась в 1977 году, когда он вернулся в Узун-Агач. Решив в очередной раз сменить профессию, 25-летний Николай устроился в местную пожарную часть. Два года он вел спокойную жизнь: работал и менял девушек, а потом понял, что должен убить человека.

Кровавая жатва

В один из январских дней 1979 года на трассе Узунагач — Майбулак Джумагалиев подкараулил идущую в одиночестве девушку — адепта протестантской организации «Церковь адвентистов седьмого дня». Молодой человек настиг жертву, ударил ножом в грудь и потащил в кусты. Повалив девушку на землю, Джумагалиев полоснул клинком по ее горлу и начал пить кровь.

На этот поступок маньяка толкнуло его увлечение оккультизмом: в одной из книг он вычитал, что через порез в горле можно увидеть, как душа покидает тело. Кроме того, Джумагалиев узнал из книг, что, выпив кровь жертвы, человек якобы обретает способности провидца. Правда, расправившись с девушкой, он так и не увидел ее душу, да и сверхспособностей не обрел — а стал обычным убийцей.

Когда жертва перестала подавать признаки жизни, Джумагалиев стал разделывать тело, планируя в дальнейшем употребить человечину в пищу. Плотью своей первой жертвы он питался около месяца: варил, жарил и засаливал, а также готовил котлеты и пельмени. Кроме того, Джумагалиев использовал останки для проведения языческих обрядов. То немногое, что осталось от жертвы, случайные прохожие нашли 25 января на свалке около поселка Фабричный.

Тело было настолько обезображено, что оперативники не сразу поняли, мужчина это или женщина. Несмотря на активные действия сыщиков — в убийстве подозревали жениха девушки, а также ее единоверцев, — найти убийцу по горячим следам так и не удалось. А в апреле того же 1979 года стражей порядка ждала новая страшная находка — останки пожилой местной жительницы, которая пропала по дороге из церкви домой. Пенсионерка стала второй жертвой маньяка. И вновь милиционеры оказались бессильны в поисках Джумагалиева.

А тот, ощутив свою безнаказанность, совершил новое, еще более страшное преступление. Маньяк проник в жилой дом и перерезал горло спавшим там пожилой матери и дочери, расчленил жертв и под покровом ночи вынес из жилища сумки с их останками. Чудом выжила лишь маленькая девочка: одной из погибших она приходилась внучкой, а другой — дочерью. Ей удалось спрятаться в шкафу, и Джумагалиев ее просто не заметил. Девочка, несмотря на состояние шока, рассказала оперативникам об увиденном ею кошмаре — но описать внешность убийцы она не смогла.

Билет в психушку

Не прошла и неделя с момента двойного убийства, когда маньяк пошел на новое преступление — на этот раз из мести. К Джумагалиеву обратилась одна из его любовниц и рассказала, что заявила на свою подругу в милицию: мол, та украла у нее личные вещи. Тогда маньяк приказал своей девушке привести обидчицу к нему домой, что та вскоре и сделала. Джумагалиев недолго говорил со своей гостьей: та быстро согласилась заняться с ним сексом, во время которого маньяк задушил девушку, перерезал ей горло и стал пить кровь. После этого Джумагалиев расчленил жертву, сложил останки в бочку и засолил.

Но и на этот раз милиционеры не смогли поймать убийцу. Правда, через два месяца Джумагалиев все же угодил за решетку — но совсем по другому поводу. В августе 1979 года во время застолья маньяк застрелил своего коллегу-пожарного. По одним данным, они поссорились. По другим, Джумагалиев просто решил похвастаться ружьем в кругу собутыльников и случайно нажал на спусковой крючок.

На следствии обвиняемому провели психиатрическое освидетельствование: тут-то и выяснилось, что Николай Джумагалиев страдает шизофренией. Так маньяк избежал тюрьмы и попал в психбольницу на 4,5 года для принудительного лечения. Правда, на деле Джумагалиев пробыл в стенах лечебного заведения всего год, по истечении которого врачи сочли пациента практически здоровым и отпустили.

Как только маньяк оказался на свободе, то сразу взялся за старое: от его рук погибли еще три женщины. Одной из них стала молодая мать, которая только что родила ребенка. Спящий рядом с жертвой младенец нисколько не смутил маньяка — он нанес женщине 18 ножевых ранений, от которых она скончалась. Джумагалиева попыталась задержать свекровь убитой, но тот ударил ее ножом и скрылся.

Следующая, девятая жертва могла стать для маньяка последней. В один из дней декабря 1980 года в доме Джумагалиева собралась шумная компания — парни и девушки отдыхали на вечеринке, где спиртное текло рекой. В какой-то момент гости обратили внимание, что куда-то пропали хозяин дома и одна из девушек. Подвыпившие гости решили, что пара уединилась в спальне для секса — и ради шутки ворвались туда. Картина, которую они увидели, повергла всех в шок: на полу лежало окровавленное тело девушки, над которым склонился голый Джумагалиев. Он отрубил жертве голову и сливал с нее кровь в тазик. С дикими криками гости бросились в ближайшее отделение милиции, а сам маньяк продолжил спокойно расчленять погибшую.

Впрочем, есть и другая версия: якобы Джумагалиев сам вынес гостям голову — она принадлежала девушке, с которой маньяк незадолго до этого познакомился на знаменитом алматинском катке Медео. Прибывших милиционеров голый и окровавленный Джумагалиев встретил прямо на пороге дома. Стражи порядка опешили, а маньяк воспользовался заминкой и сбежал. Уже после, осматривая жилище, оперативники нашли ту самую бочку, в которой маньяк засаливал плоть своих жертв.

«Я с людьми делал то, что делают с животными»

Скрывался Джумагалиев недолго — спустя пару дней его обнаружили в доме знакомой. Та спрятала маньяка в подполе, но внимательные оперативники заметили, что в старые доски вбиты новые гвозди. Подняв полы, они увидели лежащего там маньяка. Своей вины Джумагалиев, который получил прозвища Железный клык (за металлические коронки) и Сатана, отрицать не стал и сразу признался в семи из девяти убийств. К слову, к тому моменту бесследно исчезла одна из сестер задержанного, но свою причастность к исчезновению девушки он всячески отрицал.

На допросах Джумагалиев охотно делился со следователями рассуждениями о причинах своих убийств. «Я встал на сторону животных и с людьми делал только то, что они делают с животными», — говорил он. По словам маньяка, он убивал девушек, чтобы познать их тела целиком, в том числе и через поедание останков. Кроме того, Джумагалиев признался, что мстил противоположному полу за распутный образ жизни и за то, что девушки ставят себя на одну ступень с мужчинами, «нарушая законы природы».

Как оказалось, все убийства Железный клык, следуя принципам мистицизма, совершал в памятные даты — например, в годовщину смерти бабушки или на столетний юбилей дедушки. Таким образом расправы становились похожими на жертвоприношения. Врачам маньяк рассказывал о своих снах, в которых он видел, как мутное речное течение или потоки воздуха несут женские части тела — ноги, руки и головы. Повторная психиатрическая экспертиза Джумагалиева, которую проводили специалисты института имени Сербского, лишь подтвердила его шизофрению. Поэтому вместо зоны маньяк вновь отправился на лечение в психиатрическую клинику.

В спецлечебнице для особо опасного контингента Джумагалиев пробыл долгих восемь лет. По некоторым данным, Железный клык за это время дважды пытался свести счеты с жизнью. Но в целом пациент был очень учтив с персоналом, никогда не грубил и выполнял все предписания врачей. Поэтому в 1989 году врачи решили, что Джумагалиев уже не опасен для общества и его можно перевести в обычную психиатрическую больницу. 29 августа маньяка стали перевозить на новое место, при этом его сопровождали лишь санитар и медсестра. Джумагалиев не преминул воспользоваться этим обстоятельством и сбежал, когда троица прибыла в аэропорт Манас (Бишкек).

Путь маньяка лежал в горы Алатау, где он хотел затеряться. Но милиция раскусила планы Джумагалиева: его искали дельтапланеристы, оперативники прочесывали горные склоны, а через некоторое время к операции подключились военные. Между тем начальник местной воинской части поначалу не горел желанием отправлять солдат на поиски маньяка. Тогда руководство уголовного розыска напомнило военному, что у его офицеров есть жены, которые, как и местные жительницы, находятся в опасности, пока Джумагалиев на свободе. В тот же день солдаты выдвинулись в горы.

А сам Железный клык решил пустить преследователей по ложному следу. Он попросил своего знакомого поехать в Москву и отправить оттуда в Бишкек письмо, написанное Джумагалиевым. Он писал, что находится в столице и собирается там убивать. План Железного клыка сработал: на странное письмо без марок обратили внимание сотрудники почтового отделения. Вернуть его отправителю они не могли: в графе «от кого» значились лишь фамилия и имя — «Джумагалиев Николай». Тогда почтовики передали конверт в милицию, и стражи порядка, решив, что маньяк действительно в Москве, прекратили поиски в горах и переключились на столицу.

С просьбой о пожизненном

В это время сам Железный клык скитался по горам Алатау: он жил в шалашах и пещерах, охотился на зверей. Маньяк собирал лечебные травы и мумие, а затем менял их у местного населения на продукты и спички. Иногда Джумагалиев выбирался в окрестные города — и, по некоторым данным, совершал новые преступления. Так, в 2014 году маньяка обвинили в расправе над студенткой, которая произошла в 1990 году в Актюбинске. Свою жертву он заметил, когда проходил мимо дома девушки. Позже он проник туда через окно.

Железный клык перерезал своей жертве горло, напился ее крови, а потом отрезал голову. Когда убийца вышел из дома, его заметил сосед. Молодой человек обратил внимание, что рот Джумагалиева в крови, и решил поинтересоваться, в чем дело. Но стоило ему сделать шаг в направлении незнакомца, как тот закричал, что будет стрелять, и сбежал. Кстати, позже он станет говорить следователям, что период, когда было совершено это преступление — жизнь в горах Алатау, — помог ему полностью избавиться от всех недугов, включая душевные: свою роль сыграли боярышник, горные травы и яблоки.

Правда, жизнь, полная лишений, Железному клыку тоже в конце концов надоела — и у него созрел план. В апреле 1991 года Джумагалиев украл овцу из отары, которая паслась недалеко от Ферганы, причем сделал это подчеркнуто нелепо, чтобы поскорее попасть в руки милиции. Доставленный в отделение маньяк тут же прикинулся китайцем, сбежавшим из КНР в поисках лучшей жизни. Джумагалиев надеялся, что отсидит небольшой срок и выйдет на свободу с новым именем и новым паспортом. Но милиционеров насторожил тот факт, что задержанный толком не смог объяснить, где и как пересек границу.

А вскоре в участок, где находился задержанный, прибыл следователь, занимавшийся поисками Железного клыка: Джумагалиева быстро опознали и вернули на лечение. В специализированной психбольнице, в поселке Актас (Алматинская область), маньяк находится и сегодня. В какой-то момент Джумагалиев даже попытался подать прошение о смертной казни, но оно было ожидаемо отклонено.

В больничных застенках маньяк увлекся игрой в шахматы и ремонтом техники; он ведет себя примерно и помогает персоналу. Говорят, что некоторые из врачей считают, что Джумагалиев безопасен и может быть выпущен на волю с последующим наблюдением у психиатра. Но против этого категорически выступают те, кто не понаслышке знаком со страшными преступлениями Железного клыка. А специалист по серийным преступлениям Главного управления уголовного розыска (ГУУР) Евгений Самовичев так резюмировал свое общение с Джумагалиевым:

«Он — дикий зверь, воплощенный в облике человека. Базисная структура — доминирование самца, закон природы. Он никогда не поймет и не смирится с человеческой жизнью».

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *