Вор в законе Алексей Гудына — Леха Иркутский

Вор в законе Алексей Гудына - Леха Иркутский

Вор в законе Алексей Гудына — Леха Иркутский

Гудына Алексей Геннадьевич, известный в криминальном мире как Леха Иркутский, относится к «законникам» новой формации. Это значит, что у него есть жена, дети, а также успешная и вполне легальная бизнес-деятельность. Но всё вышеперечисленное не мешает ему быть видной фигурой и в криминальном мире, периодически нацеливаясь на «должность» очередного выбывшего по тем или иным причинам «смотрящего».

Алексей Гудына

Родился Алексей Гудына 24 апреля 1974 года в столице БАМа — поселке Тындинском, который спустя год после рождения Алексея, получил статус города с гордым наименованием Тында.

Однако затем Алексей Гудына перебрался в Иркутск, куда в XIX веке ссылали декабристов. Этот город со всей своей историей и менталитетом оказался более перспективным, чем приходящая в упадок Тында, и он же дал Алексею прозвище Леха Иркутский, с которым тот и вошел в историю преступного мира.

Вор в законе Алексей Гудына - Леха Иркутский

Вор в законе Алексей Гудына — Леха Иркутский

А свою первую судимость Леха получил в 1992 году за вымогательство, едва достигнув 18-летия. Если быть более точным, Гудына совершил разбойное нападение на коммерсанта. Однако ему удалось тогда скрыться от правосудия, сделать себе поддельный паспорт и начать новую жизнь. Дело же было прекращено на основании справки о смерти обвиняемого, полученной в 2001 году из одного районного ЗАГСа города Санкт-Петербурга.

Питерская «коронация»

Если продолжать линию декабристов, то вполне логичным видится тот факт, что после Иркутска Леху потянуло в культурную столицу России. И не зря — именно в Санкт-Петербурге его ждала «коронация». Более того, свою «воровскую корону», никогда не бывавший в местах не столь отдаленных Алексей, получил из рук самого Аслана Усояна, а на самой «коронации» присутствовали и другие авторитетные воры. Правда, некоторых из них уже нет в нашем мире, а с некоторыми у Лехи впоследствии возникали конфликты.

Слева воры в законе: Алексей Гудына (Леха Иркутский), Махаре Гварамия (Мацик Сенакский), Ражидин Михралиев (Раджик Нижневартовский)

Слева воры в законе: Алексей Гудына (Леха Иркутский), Махаре Гварамия (Мацик Сенакский), Ражидин Михралиев (Раджик Нижневартовский)

Однако ноябрь 1999 года можно назвать месяцем триумфа для молодого «законника». В дополнение к «короне», московские «воры в законе» возложили на Алексея Гудыну обязанности «смотрящего» за несколькими питерскими исправительными учреждениями.

Воскрешение на похоронах

До 2003 года особых новостей о Лехе Иркутском не было. В поле зрения правоохранителей он попал лишь во время посещения похорон одного из своих грузинских друзей (Джанезашвили). Так в милиции узнали, что Леха-то живой, и паспорт у него — поддельный. Но тогда срок давности инкриминируемого Гудыне преступления истек, и преступника могли бы разве что оштрафовать за подделку документов, а это каких-то 10 тыс. рублей. Поэтому задержание в Тбилиси ничем особым Лехе не грозило. Правда, в милиции взяли его «на карандаш». Да и сотрудникам питерского ЗАГСа, выдавшим «липовую» справку о смерти криминального «авторитета», по всей видимости, тоже досталось.

Голодовка как демонстрация власти

Очередное громкое событие, которое впоследствии связали с Лехой Иркутским, произошло уже в феврале 2004 года. Началось всё с колонии № 4 в Форносово — здесь единовременно от еды отказались практически все заключенные. Впоследствии голодный бунт перекинулся и на пять других колоний, правда, женские и воспитательные колонии акцию не поддержали. Заключенные требовали разобраться с администрацией пенитенциарного учреждения и остановить «ментовский беспредел».

Однако на самом деле данная акция была попыткой «воров в законе» продемонстрировать свою власть и установить контроль над «красными зонами». Количество голодающих достигло 5088 человек. Не миновала сия доля даже легендарные питерские «Кресты». Но что самое интересное — зеки отказывались от государственной пайки, а вот съестное в передачах с воли поедали с удовольствием.

Справа: вор в законе Алексей Гудына - Лёха Иркутский

Справа: вор в законе Алексей Гудына — Лёха Иркутский (фото: Прайм Крайм)

Так это и оставалось бы их делом, но вскоре выяснилось, что всё началось с «малявы» с подписью именно Лехи Иркутского, разосланной по всем 16 учреждениям. И поэтому именно с ним ГУИНН Питера и Ленобласти решило провести переговоры при поддержке УБОПа. Встреча прошла в кафе, компромисс был достигнут и голодовка прекратилась, а по бунтовавшим колониям прокатилась волна проверок. Однако уже на следующий день был арестован и сам Гудына — его этапировали в иркутское СИЗО, хотя уже в апреле того же года освободили.

География 5-летней отсидки

В 2007 году Леха Иркутский (а в последнее время еще и Питерский) попался правоохранителям уже в Москве. На этот раз ему вменили хранение наркотических веществ, приговорив к 5 годам заключения и штрафу в размере 200 тыс. рублей.

Защита Гудыны попыталась опротестовать вердикт, сочтя его слишком суровым. Приговор был отменен и дело снова «спустили вниз» для рассмотрения. Однако в итоге приговор оставили без изменения и Леха «присел на нары» вплоть до сентября 2011 года.

Слева воры в законе: Махаре Гварамия (Маци), Алексей Гудына (Леха Иркутский), Владимир Вагин (Вагон)

Слева воры в законе: Махаре Гварамия (Маци), Алексей Гудына (Леха Иркутский), Владимир Вагин (Вагон)

Интересно, что за время отбывания этого наказания Леха побывал в местах не столь отдаленных таких городов, как Елец, Верхнеуральск, Екатеринбург, Липецк, Явас. Также немного «посидел» и в Мордовии.

И снова фальшивые документы

И вот, после всех таких почетных для вора мытарств, в 2014 году Леха резко утратил свой воровской титул вследствие конфликта с другими питерскими «законниками» родом из Грузии. Но продолжал питать надежду на возвращение «короны».

А тем временем снова в руки к правоохранителям Леха угодил уже в 2015 году — на этот раз за незаконное пересечение границы. Алексей Гудына, в разное время бывший то Андреем Ильиным, то Андреем Сидоренко, на этот раз решил отправиться из московского аэропорта Шереметьево в Турцию по документам некоего Алексея Суркова, имеющего гражданство Украины, — но в этот раз ему не фартануло. Правда, ограничение воли составило всего 5 месяцев.

Очередное задержание, и вновь с фальшивыми документами, произошло уже в январе 2016 года в Ростове-на-Дону. Оттуда Леха Иркутский намеревался вылететь в Армению, чтобы принять участие в воровской сходке — он надеялся решить там наконец вопрос со своим воровским титулом.

Очередная попытка вылететь с чужими документами была предпринята спустя еще полгода. На этот раз Леха летел из Пулково в Ростов под личиной армянина Алексея Гаврилова — и снова неудачно, под подписку о невыезде.

В общем, эпопея с возвращением воровского титула и пересечением границ для Лехи всё еще продолжается.

Оставьте свой комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *