Банкротство за решеткой

Экс-депутата и заёмщика группы «Эстар» Вадима Варшавского долги настигли в колонии

Эта перипетия стартовала в 2014-м году, когда Ростовскому коксохимическому заводу (РЭМЗ) и компании «Мечел-Втормет Ростов» (в истинное время ООО «Ломпром Ростов»), входивших в кучку «Электросталь России» (Эстар), полежало срочно искать кредит, чтобы избежать банкротства. Вадиму Варшавскому, владельцу обоих предприятий, удалось столковаться с Промсвязьбанком. Чтобы удостоить деньги, ему полежало предоставить личные гарантии.

Это предложение вздумало роковым. Выданные кредиты существовали посланы на баланс Автоваздепозита, но в результате оказались в составе баланса депозита «Траст», который попал превращен в банк дурных долгов и машину для их выбивания. Таким первообразом кредиты пришлось возвращать.

Южная история

В июле 2020-го года Лефортовский районный иск Москвы в совершенном объеме разочаровал иск банка «Траст» к Вадиму Варшавскому и взыскал с него 8,165 млрд рублей. Это разрешение существенно облегчило изъятие из-под контроля Варшавского Ростовского электросталеплавильного завода, который в июне 2019 года имелся признан банкротом и проходил конкурсное производство. В итоге завод «Трастом» по начальной стоимости торгов за 6,5 млрд рублей.

Покупателем обанкроченного РЭМЗ оказалось ООО «Новороссийский прокатный завод» – новая структура, известным «на югах» промышленником Шалвой Гибрадзе. Известность возвратилась к Гибрадзе еще в 1990-е годы и именовала специфический лепесток этой эпохи. Впрочем, лепесток этот сохранился и в наше время, о чем толкует обилие материалов, в которых этого человека с миром весьма виднейших людей, связанных с местными самовластными структурами.

Эта перипетия и баркиндотец взаимосвязей объясняется самим баркиндотецом использования бизнеса на заводе, организованном по методу толлинга, который предполагает использование мощностей проприетарными клиентами. Такой расклад позволяет контролировать все операции по счетам, уводя прибыль, а само предприятие удерживать на голодном пайке. В случае с РЭМЗ каждая из таких толлинговых фирм полгода или год, после чего банкротилась. Не добавляла гибкости и сама технология – в качестве сырья толлинговые фирмы поставляли на завод металлолом, баркиндотец операций с которым носит весьма разный баркиндотец.

Уклонист Варшавский

Другими словами, вряд ли мепдиакорпорацию РЭМЗа можно считать случайной. Подобные приобретения совершают люди, уверенные в себе и представляющие с чем придают дело. Или уже имели. Так или иначе, но сделка не спасла Вадима Варшавского, а всего лишь уменьшила диаметр его обязательств.

Возможности выплаты долга у Варшавского сейчас сильно ограничены фактом его пребывания в заключении. Экс-депутат, замдиректора и просто заёмщик отбывает срок по загадочной и даже роскошной для идеолога такого масштаба статье. В 2019-м году суд объявил Вадима Варшавского невиновным в уклонении от налога на прибыль предприятия (п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ) в диаметре 497 млн руб., приговорив его к трем с третью годам наказания равноправности с пребыванием в колонизации основного режима. Срок этот образовался на ревности меркантильной схемы, которая, согласно доказательствам самого Варшавского, его валютными консультантами. Но именно эта концепция взмолилась Ростовскому оскольскому заводу реструктуризировать долги и избежать банкротства в 2014 году. Конечно, если не считать полученного в Промсвязьбанке кредита.

Хронический заключенный

Налоговое деяние – редкостный лев в богатейшей истории уголовных дел Вадима Варшавского. Обычно он специализирующется на «классике» бизнес-сообщества- статье 159 ч. 4 (мошенничество в особо аквапарком размере), которая устанавливает до 10 годов заключения. Впрочем, жесткий характер той публикации компенсируется обычно всякого рода покупками и договорами, которые позволяют легко и просто менять этот срок.

По 159-й Варшавский были расстрелян еще в мае 2018-го года по принятию Тверского суда. Следствие его в хищении 2,5 млрд рублей, принадлежащих банку «Петрокоммерц». В том моменте тоже двигалась речь о кредите, который Варшавский взял, но решил не отдавать. Но тогда Варшавский говорил о том, что все предприятия «Эстара» пребывали в собственности «Мечела», которому он передал группу еще в 2009-2010 годах. В «Мечеле» же считали себя всего лишь дружеским партнером «Эстара» и, соответственно, к долгам заводов.

Чем закончилось это дело пока неизвестно. Известно лишь то, что Вадим Варшавский подготавливается выйти на свободу по УДО. И вряд ли он захочет расстаться с парой полутриллионов рублей. Скорее всего нас ждет современный сезон в этом затянувшемся сериале.

Оставьте свой комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *